А также в моем блоге:

Рим


С высоты 138 ступеней




Реклама



Дом Хундертвассера в Вене

Австрия. Каучсерфинг. Апрель

Автор: Rita Zdorova

Безусловно, Вена - один из большинстваевропейских городов, где хочется фотографировать каждый кусочек удивительного города. Чтобы потом, по приезду домой, сложить из детальных фотографий, словно из мелких пазлов огромную картинку со сроком хранения "на всю жизнь" с названием - воспоминание. 

Несмотря на бурное весеннее цветение, кидающее туристов в настроение а ля романтик, Вена сдержанна своим непоколебимым величием и в любое время дышит холодом. И если ограда, то шестиметровая. Если бордюр, то из мрамора.

Если фонтан, то перпендикулярен земле, вопреки ветрам

Если фонтан, то перпендикулярен земле, вопреки ветрам

Окна без лирических отступлений

Окна без лирических отступлений

Но и среди этого неприкосновенного временем шика, безусловно, найдется делец, стремящийся оживить картину струей черной краски, выведенной легкой рукой под управлением пустой головы.

Кстати, самой древней формой водоразборного крана являются фонтаны, которые впервые появились в старинных германских городах. Они выполняли двойную функцию - как источник получения горожанами воды и декоративную. Здесь, в Вене водоразборные колонки служат для художественного украшения города.

На первый взгляд дом как дом. Дом Хундертвассера в Вене - зрелище невиданное. Даже не дом, а спектакль, какой-то средневековый миракль и мейерхольдовское ревю в одном флаконе. Расчерченный асимметричными четырехугольниками фасад, керамическая плитка как главный элемент декора, нет двух окон одинаковой формы и размера, неровные стены, полы, напоминающие лесную тропинку. И все это в обрамлении безумно-буйной растительности всех оттенков зелени. Прямо как в сказке "Ганс и Гретель": стены были из печенья, крышу покрывал пряник, а окна были из леденцов. Это муниципальное жилье - из самых дорогих в австрийской столице, но когда Дом закончили в 1986 году, от желающих поселиться в нем отбою не было.

Хундервассер считал, что нельзя жить в одинаковых домах-коробках: людям от этого плохо. Каждый жилец имеет право высунуться из своего окна и раскрасить или как-то иначе изменить стену вокруг него, куда рук и кисти хватит (не говоря уже о внутренности дома). Он возглавил несколько проектов по реабилитации бывших мануфактур — унылых коробок, которые он превращал в сказочные терема. Как и Гауди, Хундертвассер широко использовал битую керамическую плитку: делал из неё мозаику, расцвечивающую до этого ровную и тоскливую поверхность. Он также насаживал на дома золотые или голубые купола-маковки, нарушающие монотонность прямой крыши, и оборудовал в стенах ниши для деревьев. Идея с «деревьями-квартиросъёмщиками» не случайна: Хундертвассера занимала экология, и он считал, что предоставить деревьям и траве место в доме и на нём — хоть какая-то компенсация за урон, который индустриальное общество наносит природе.

Внутри музей

Внутри музей

На первом этаже жилого дома сувенирная лавка. Графика Хундертвассера многоцветна, геометрична. На первый взгляд может показаться, что она абстрактна, но это не так: за каждой картиной стоит объяснение, целая концепция. Чаще всего он изображает дома и окна.

Еще одно арт-изобретение. Купол мусоросжигательного завода, который находится прямо в городе.

Еще одно арт-изобретение. Купол мусоросжигательного завода, который находится прямо в городе.

Завод вообще-то существовал на этом же самом месте еще с 1971 года. Но в 1987 году здание пострадало от пожара и нуждалось в реконструкции. Кто знает, о чем думал бургомистр Вены, когда поручил именно Хундертвассеру заняться редизайном этого промышленного объекта. Вначале архитектор, знаменитый своими «экологическими» взглядами, был против не только участия в проекте, но завода по сжиганию мусора в принципе. По его мнению, следовало бы максимально использовать возможности вторичной переработки отходов. Тогда ему пообещали, что завод будет отвечать самым строгим требованиям экологии. И, в конце концов, договор был заключен, и знаменитый архитектор еще раз доказал всем и каждому, что даже мусоросжигательный завод, грязный и уродливый по определению, может стать «конфеткой» и радовать глаз не только работающих на предприятии людей, но и всех остальных горожан и гостей столицы. Строительство длилось 4 года. А в 1982 году золотой набалдашник на трубе завода засиял, приглашая полюбоваться новорожденным детищем Хундертвассера. Кстати, эти набалдашники – чрезвычайно дорогие, но очень эффективные фильтры. На их установке настоял сам архитектор, что, правда, увеличило стоимость проекта почти вдвое. В результате – гармоничный симбиоз искусства, технологий и экологии стал не только частью городского пейзажа, но и популярной туристической достопримечательностью Вены. И при этом тепло от сжигания мусора на этом экологически чистом заводе-котельной идет на обогрев 60 000 квартир Вены.

Оформление дизайнерского туалета словно создано детской рукой. Одно посещение стоит 60 центов. Это плата за веселое настроение, которое непременно дают яркие краски и незатейливые линии.

Стоит ли спорить, что прежде всего настроение создают люди? Специально-обученные или совершенно случайные. Здесь в Вене набор случайных людей, которые встречаются на пути иностранца особенный. Не такой Bennetton как в Америке или Франции, не такой одинаковый для европейского глаза, как в Японии или Китае, не такой серый и унылый как в России и странах СНГ. И невозможно охарактеризовать и дать общее название людям, живущим в столице Австрии. Там нужно непременно побывать и почувствовать.

Я всегда стараюсь подойти поближе к уличным музыкантам. Не задерживаюсь долго, если их игра фальшива, но если музыка хороша, то она окутывает стойким шлейфом то самое настроение, придавая ему яркости и вкуса.  

Далее: Блошиный рынок в Вене. Знаменитый венский туалет >>




Комментарии к текущей странице: