А также в моем блоге:

Амальфийское побережье


Cozze bollito




Реклама



Ресторан, меню и обслуживание на корабле

Круиз по Средиземноморью на корабле Costa Fortuna

Автор: Rita Zdorova

Затем нам принесли меню – красивая карточка, похожая на большую открытку, в которой несколько разделов: салат, антипаста, паста, горячее, гарнир, сыры, десерты… И под каждым разделом перечисленные несколько блюд – от трех до четырех. Все меню на итальянском и английском языке. Перед круизом я рекомендую изучить английские названия продуктов – очень пригодится в ресторане. Приятно есть именно то, что хочется, а не получать в тарелке лотерею, хоть и беспроигрышную.

Столы на корабле сервированы очень красиво: белоснежная скатерть, фарфоровая посуда, тяжелые приборы, множество накрахмаленных салфеток, живые цветы в центре стола. Заказывать по меню можно все, что угодно. В неограниченном количестве. Хоть все меню повторить три раза – да только столько не съесть. На мой женский аппетит приходилось три наименования, после чего я была абсолютно сыта. Глазам хотелось бы продолжения банкета, но поясок на платьице говорил о том, что дырочка итак последняя.

Через тридцать минут после начала трапезы появилась пара, чьи места все еще пустовали. Единственное, что им удалось сделать, это представиться, и, пожалуй, что все. Потому как любезный официант подошел к столику и сказал, что обсуживать опоздавших на корабле не принято. Если они хотят, то могут заказать напитки, поесть они могут на другой палубе, и только за деньги. И в следующий раз пусть больше не опаздывают. Наши будущие компаньоны откланялись и покинули нас.

К слову, официанты намертво прикреплены к столику, который обслуживают весь круиз. На каждый столик по два человека. Это те самые люди, которые внимательно заглядывают вам в рот, угадывают ваши желания и настроение, а через несколько дней уже знают ваши предпочтения. С официантами очень тяжело расставаться без мысли – а не взять ли этих милых людей нам с собой домой? Нас обслуживали парень и девушка –  с Индонезии и  с Филиппин.

Интересная традиция есть на корабле. У всего обслуживающего персонала на лацкане пиджака есть миниатюрный бейдж, на котором написано имя, и страна из которой человек прибыл для работы на судне. Нашу комнату убирал всегда один и тот же человек, родом из Индонезии. Мы как-то разговорились с ним, - так я узнала, что он убирает 40 кают. По три раза в день. Утром, днем и вечером. Даже при условии, что каюты очень маленькие – это очень тяжело, 120 комнат, согласитесь. 

Заправить постели, вымыть унитаз, надраить зеркало – и так нон-стоп. Каким-то чудом они запоминают своих пассажиров, радуются им словно единственным вип-гостям корабля, искренне обожают детей. И каждое знакомство длиною в семь дней. И новые встречи, и снова расставания. Когда мы уезжали, то оставили чаевые нашему горничному, немного, но ощутимые евро-купюры, а не те, что называются фиксированными чаевыми, оплаченными вперед перед началом круиза. Парень действительно заслужил благодарность.

И вновь вернемся к каюте. В номере корабля есть розетки, но категорически запрещено гладить. В столе лежит фен, но нет чайника, на который уповают русские туристы. В туалетной комнате нет пасты, щеток, халатов, шампуней. Но есть мыло и бумажные салфетки. Поэтому все, что касается личной гигиены берите с собой. И, по возможности, возьмите вещи, которые не сильно мнутся. На корабле есть гладильная, куда можно сдать на глажку свои наряды, но услуга стоит столько же сколько и сам наряд.

Дресс-код на корабле – качественный cаsual (стиль повседневной одежды, появившийся в Европе в XX веке, главный акцент в котором делается на удобство и практичность). Наличие модных лейблов далеко не у всех, но есть в итальянцах какая-то особая изысканность, стиль, с которым, кажется, они рождаются. Девяносто процентов круизеров на Costa Fortuna итальянцы. Поэтому общее впечатление от публики – яркие, громкие, с красивыми уложенными прическами, прямым взглядом.

Мужчины особенно элегантны. Вот уж где нам удалось увидеть настоящий парад костюмов – модных, хорошо сшитых, каждодневных. Не так как у нас – один костюм на выпускной в школе, он же на свадьбу (если налезет). Потом так и быть покупают новый, на свадьбу сестры жены (иначе всю жизнь плешь проест), этот же костюм придется надевать на все остальные праздники, зря что ли покупали. Потом в нем же и… господи помилуй.

Мы тоже старались не отставать. Я ходила педикюром наружу, трижды в день облачалась в новое ожерелья, мужчина S чаще обычного менял трусы, а Филипп вытягивал навстречу солнцу чуб на манер итальянских тинэйджеров. Моя мама, модница с рождения, ощущала себя в своей среде естественно, хлопала ресницами и вздыхала-вздыхала. Папа – антипод мамы, вообще не замечал всей этой суеты с внешним видом и просто получал от всего удовольствие. Анну поначалу пытались одевать модно, но её то подъюбник перевешивает, то болеро колется – тоже мне круизерша.

Анна спала и видела детскую комнату, которая располагается в верхней палубе, и в которую, к слову нельзя сдать ребенка, пока ему не исполнилось ровно три года. Я старательно делала вид, что дочери уже три, но когда итальянская брюнетка, призванная приглядывать за детьми корабля пристально посмотрела мне в глаза и задала вопрос в лоб: «Вашему ребенку есть три года?» Я робко проблеяла, что нет, но скоро будет. «Тогда велком, в детскую комнату вместе с ней!»

Вот так вот лихо накрылась моя личная свобода, не оттянуться мне по полной в баре, не постоять с любимым мужчиной на самом носу корабля, раскинув руки. Обо всем этом я думала ровно две минуты, пока моя Анна с видом знатока вела меня в недра огромной светлой комнаты, где было множество детей разного цвета кожи, но в основном итальянцы. Человек пятнадцать лежали на полу на пузе и смотрели «Свинку Пеппу», некоторые дети спали в тех же позах, делая вид, что смотрят мультфильм. Вторая часть детей бегала по комнате и «социализировалась». В ход шли кубики, ударяемые по голове, конструктор, летевший в разные стороны и незнакомый мне язык, слетающий с детских уст. Мы с Анной заняли пассивную позицию – нашли карандаши и стопку листочков. Каждый листочек – это раскраска с детским символом корабля «Коста Фортуна» - то ли дельфином, то ли бегемотом.

Пустых листочков, без рисунка, нет. Маркетологи круизной компании бьют точно в цель, приучая к себе человечество с самого детства. Штук сто карандашей оказались сломанными. Я нашла точилку и стала точить карандаши Анне. В эту же минуту все, кто не был у телевизора, окружили нас и с интересом стали изучать недоросшую до трех лет блондинку с причудливым языком. Я протягивала дочери карандаши, но чьи-то ловкие пальцы перехватывали их, оставляя Анну в безмолвии, без сил что-нибудь сделать с этим. А вокруг уже расселось множество юных художников, довольных тем, что карандаши, словно манна небесная падают с неба, и ими можно пользоваться. Сначала я про себя возмутилась, что как же так, неужели трудно держать всегда наточенные карандаши! Почему же они сломаны! В чем тут фишка. А потом поняла, что грифели ломаются быстрее, чем я успеваю их точить. К тому моменту, когда у меня от точилки на ладони появилась большая розовая мозоль, я выучила названия всех цветов на итальянском языке и умела считать. Кроме этого я знала имена всех детей, их возраст, кто кому кем приходится, и в каких городах живут их семьи. Так я оказалась социализирована ко всему кораблю, и потом, где бы не встречала своих юных френдов, они шумно спешили здороваться со мной и размахивали руками. Ciao! Чао!

Для маленьких детей на корабле есть бассейны и несколько горок на открытом воздухе. Анна также, как и многие круизные дети, облюбовала это место. Когда на площадку светило солнце, хотелось раздеться. Но стоило горке оказаться в тени, сразу становилось холодно. Все же, начало апреля. Но, несмотря на это, в детском бассейне постоянно были дети, которые часами не вылезали из прохладной воды. Они были предоставлены сами себе, а я все наблюдала за ними в ожидании их родителей, чтобы убедиться, что родители детей - обычные люди, а не моржи, тюлени или котики.

Кстати, детям прикрепляют на руку бирку, тем самым обозначая стопроцентную принадлежность: у тюленя – тюлененок, у оленя – олененок. Захочешь потерять своего ребенка (да-да, чтобы сразу на нос корабля с раскинутыми руками), а не выйдет. Кроме этого, на бирке обозначена палуба, куда будет доставлен ребенок в случае эвакуации с корабля. Каждый из взрослых должен держать эту информацию в голове, и в случае кораблекрушения не бегать по лайнеру с мыслями куда бы деться, а прибыть в необходимое место, где находится определенное количество спасательных жилетов и шлюпок. Естественно, что не все пассажиры бегут на одну палубу, а каждый на свою - обозначенную во время учебной тренировки в первый день пребывания на корабле. 

Далее: Развлечения на круизном лайнере >>




Комментарии к текущей странице: