А также в моем блоге:

Сиде


Дети были в восторге




Реклама



Генуя

Лигурия. Июнь

Автор: Rita Zdorova

Мы с тревогой следовали за хозяином нашего жилья, по узким улочкам, запоминая повороты и ориентиры для отступления. Дом оказался вторым от набережной, то есть мы были в самом сердце исторической части Генуи. По высоким лестничным пролетам мы дошли до третьего этажа, и остались довольными от увиденных апартаментов. Все в них было современным и новым. И лишь часть стены, нарочно не скрытая штукатуркой, мозаика на полу, оставшаяся с 14 века, железные ставни – закрывающие глаза всех домов Италии, говорили о том, что в доме, в котором мы проведем три ночи прожито огромное количество жизней. Здесь рождались и умирали, здесь радовались и горевали, стены дома впитали в себя столько энергетики, которую невозможно облачить в слова. Можно лишь почувствовать. Это же не Prada.

Один из дней мы провели, гуляя по Генуе. Мы провели на улице весь день, пройдя по набережной, любуясь лодочками, яхтами и кораблями. Здесь пришвартован гигантский пиратский корабль турецкого происхождения, внутрь которого можно попасть в качестве экскурсанта.

Здесь же есть необычная своей оболочкой оранжерея, в которой живут розовые фламинго.

Здесь есть лифт, на котором можно подняться и посмотреть на город. 

И есть места для тех, кому и внизу не плохо. Мы смотрели уплывающему вслед лифту и желали им приятного пути. 

Шоппинг в выходной день ограничивался продуктовыми ярмарками. 

Кстати, весь город находится на горе, и чтобы добраться из его нижней точки в верхнюю, пользуются специальными лифтами или фуникулерами. Туристы могут заплатить за передвижение разово, а для местных жителей продают годовые абонементы. 

По центральной улице Гарибальди мы пошли в сторону оперы и администрации города, между которыми расположен огромный фонтан, в который ребенок Анна незамедлительно окунула ногу. 

Мы дошли до домика, в котором до двадцати двух лет жил Кристофор Колумб.

 

Мы обедали в чудесном ресторане, который славится самой лучшей в городе факкачей. К слову, вино и прочие блюда здесь были изумительными. Дорогого стоит соус из шалфея, ощутив его вкус, я очень удивилась. В моем понимании шалфей – это что-то из медикаментов, получать удовольствие от которых никак нельзя.

Проходя по одной из узких улочек мы услышали голос, переливающийся весенним колокольчиком, уходящий куда-то высоко, и растворяясь в небе, он рассыпался в жемчужную пыль, невидимую, но очень приятную. Женский голос был оперным и доносил нам что-то итальянское, непонятное нам, но манящее к себе неведомой силой. Он усиливался, заставляя нас запрокидывать головы, надеясь увидеть ту фею, которой он принадлежит. Мужчина S предположил, что рядом оперный театр, и в нем репетиция. И как-то вдруг все сразу полюбили оперу, и стали искать кассу, пока вдруг не обнаружили источник звука. Нет, не патефон, увидев который все было бы слишком просто, и все, что я написала до этого – не имело бы смысла. Сейчас мы слышали русскую песню, старинный романс, переливистый, звонкий, тревожный, моментально наполнивший грудь тяжелыми слезами. Перед нами стояла женщина, в ее руках была гитара, и эта женщина – русская, совершенно обычная, русская женщина пела. Это был ее голос. Мы стояли, затаив дыхание, рядом стояли другие иностранцы, и никто не мог сделать и шага. Ей давали деньги, так, по мелочи. Ей аплодировали, кричали браво, она благодарила на русском. И продолжала петь русские песни. Я гордилась тем, что она русская. Потом мы много видели разных уличных музыкантов, но они были тусклым отблеском той яркой звезды, каким-то чудом упавшим на итальянскую землю, покинувшим, скорее всего Россию навсегда.

Мы наблюдали за людьми, их традициями, и они нам напоминали наши. Смотрите, знакомая картина. Муж, дети на велосипедах, комфортно. Жена бежит с опережением, чтобы вовремя поймать, чтоб не больно, накормить, чтобы сытно, приласкать, чтобы приятно. 

А эта семейка совсем не похожа на нас. У нас мало таких смельчаков. А они все трое – отец и его двое сыновей – один в один Сальвадор Дали. Узнаете? 

Между тем, у детей свои представления о жизни, ровно как и свои взгляды. Наша Анна смотрела на Италию исключительно в собственной позе, а вот иностранный мальчик, встреченный в Генуе, предпочитает обозревать мир через фильтры. 

Далее: Портофино >>




Комментарии к текущей странице: